http://el-murid.livejournal.com/281999.html
.....................................................................
В комментариях к предыдущему тексту о событиях в Белоруссии и Сирии пришел вопрос, который, в сущности, вполне закономерен. "Не совсем понял, а причем в Ливии "Газпром"? Если не трудно, разъясните?" - спросили меня. Речь шла о том, почему я полагаю, что на позицию по Ливии и Сирии российского руководства оказал влияние в первую очередь именно "Газпром".

Ответ, на мой взгляд, вполне очевиден. Позициям "Газпрома" на его крупнейшем - европейском - направлении угрожают два независимых фактора. Первый фактор - трубопроводные системы, уже существующие и строящиеся. Ливийский "Зелёный поток", совместный ирано-иракско-сирийский проект "Исламская магистраль", "Набукко"... Второй фактор - поставки СПГ. Сжиженного природного газа.

"Зелёный поток" был ориентирован на регионы Европы, которые интересны "Газпрому", но его позиции там не столь значительны - в первую очередь Италия, Франция, Испания. Однако проект Ливии, который предусматривал наращивание мощностей по производству СПГ, резко менял обстановку уже на традиционных газпромовских направлениях - и в первую очередь, германском и восточноевропейском. В условиях кризиса, когда рынок спроса резко съёжился, встал вопрос выживания. Естественно, что за чей-то счёт.

Скажем, в конце октября 2010 года РИА Новости публикует материал о том, что Украина ищет возможности диверсификации поставок газа из России. И рассматривает Ливию в числе партнеров по такой программе. Надо понимать, что такая перспектива для "Газпрома" была не в радость. Вспомните все проблемы нашего достояния после 2008 года - и ответ начнет вырисовываться.

Война в Ливии и катастрофа в Японии объективно сработали на "Газпром" Скажем, уже в начале апреля 2011 года РБК публикует материал, из которого следует, что эти два события принесут "Газпрому" дополнительные 3,5 милларда долларов за счет существенного сокращения предложения на рынке СПГ.

И если пока еще "Газпром" не в состоянии рулить природными катастрофами, то уж президент России, до недавнего прошлого бывший председателем совета директоров этой уважаемой компании, вполне доступен для  общения на интересующую "Газпром" тематику.

Я думаю, что позиция Медведева по Ливии - прямое следствие заинтересованности "Газпрома" именно в уничтожении Ливии, как поставщика СПГ на европейский рынок. Да, дополнительные заработки "Газпрома" аукнулись потерями РЖД, ВПК, Лукойла - но это уже вопрос лоббистских возможностей структур. "Газпром" оказался сильнее - только и всего. Ничего личного, как говорится.

В ситуации с Сирией метания Медведева и колебания генеральной линии, которая выражается в том, что на словах Россия осуждает вмешательство в дела Сирии, но при этом действует удивительным образом рука об руку с "Аль-Кайедой", с НАТО, с США - хотя и более осторожно - это тоже результат того, что объективно в разгроме Сирии и установлении на её территории хаоса "Газпром" заинтересован - пусть и ценой потери российских госинтересов в этом регионе. Какое ему дело до них? Он, как любая нормальная ТНК, имеет свои интересы - и почему они должны совпадать с государственными?

Не нужно забывать отлитой еще до Медведева в базальте земной коры истины - политика и экономика представляют единое целое. И не бывает одного без другого. На сегодня экономика России разгромлена. Она по сути представляет из себя исключительно вывозящие сырье и ресурсы корпорации. "Газпром" среди них обладает наиболее мощным ресурсом лоббирования своих интересов. Именно поэтому президент России в стране с такой экономикой будет лишь директором одного из департаментов корпорации "Газпром". Важного - но департамента. И никак иначе.

В СССР Министерство газовой промышленности, которое и было преобразовано в "Газпром", было одним из структурных подразделений мощной советской экономики и уже поэтому его интересы подлежали согласованию с интересами других министерств и ведомств - не менее мощных. На сегодня это уже не так. И это не означает, что "Газпром" - это какой-то враг. Враг тот, кто создал ситуацию, при которой "Газпром" остался фактически единственным монопольным владельцем российской власти.

Будет другая экономика - будет и другой функционал у президента. А пока - что имеем.